библиотека для детей Ларец сказок

Крокодил Гена и грабители

Вступление КРОКОДИЛ ГЕНА ИДЁТ В АРМИЮ



Как вы помните, ребята, крокодил Гена жил в большом столичном городе и работал в зоопарке крокодилом.

Главным его другом был неизвестный науке зверь Чебурашка, который тоже жил в этом городе и работал игрушкой – воспитателем в детском саду.

Однажды крокодил Гена получил ПОВЕСТКУ.

В ней было написано:

Двадцать второго октября ровно в четыре часа, а точнее, в четверг в восемь часов ноль-ноль утра, Вам следует явиться в районный райвоенкомат.

При себе следует иметь паспорт, рюкзак, смену белья, двухдневный запас еды в виде сухарей и кружку сбоку.

Вы призываетесь в армию, в десантные войска.Крокодил Гена немедленно позвонил Чебурашке:

– Чебурашка, знаешь, какая у меня радость! Меня в армию берут.

– Ой, – сказал Чебурашка, – а я? Гена, возьми меня с собой!

– В армию с Чебурашками не ходят, – сказал Гена. – Ты будешь писать письма.

И Гена начал сушить сухари.

В четверг рано утром Гена собрал всё, что было указано в повестке, и они вместе с Чебурашкой пошли являться на призывной пункт.

Осенний ветер печально ворошил утренние мокрые листья. Прохожие кутались в воротники. Но Гена был счастлив. В армии удаётся служить не каждому.



На пороге военкомата их встретил ветеран полковник-военком.

– Ой, – сказал военком, – какой вы зелёный и плоский… и чем-то очень на крокодила похожий.

– Я и есть крокодил, – обиделся Гена.

– Ничего, ничего, – утешил его начальник, – у нас и не такие служат. Главное – подобрать вам противогаз по размеру.

– Подберём? – с надеждой спросил Гена.

– Подберём. Ведь противогазы не только для людей, а для лошадей бывают и для собак.

Тут загудели машины, и все стали грузиться. Крокодил поцеловал Чебурашку, дал ему ключи от своей квартиры и уехал в неизвестную даль.

Гена служил в армии легко. Он умел прыгать с парашютом, овладел приёмами самообороны, научился строить дачи.

Он прекрасно стрелял и плавал. Мог водить танк и вертолёт. Только с танцами у него было не всё в порядке. Если он приглашал девушку на вальс, половина танцплощадки в минуту оказывалась на полу. Гена буквально сметал танцующих своим длинным хвостом.

О хорошей службе солдат принято писать благодарственные письма их родителям. Мол, спасибо вам, что вы воспитали такого хорошего сына.

У крокодила Гены родителей не было, и благодарственное письмо написали Чебурашке.

Чебурашка долго удивлялся, когда получил такое письмо:

Дорогой господин Чебурашка!

Выражаем Вам искреннюю благодарность за правильно воспитанного военнослужащего крокодила Геннадия. Вся наша часть им гордится.

Он дальше всех умеет кидать учебную гранату. Он закинул её так далеко, что мы до сих пор не можем её найти.



Он лучше всех ныряет. Однажды пробыл под водой час, потому что заснул.

Он прекратил в части дедовщину, потому что взял двоих хулиганствующих дедов и запихнул их в водопроводный люк.

Правда, он плохо бегает стометровку, ему мешает хвост. Зато по-пластунски ползёт быстрее скачущей лошади.

Мы приглашаем Вас в нашу часть на праздник принятия присяги.Чебурашка был на этом зимнем солнечном празднике. Ему вручили Почётную грамоту за Гену. Дали пострелять из ракетницы и накормили солдатским обедом.

Чебурашка съел столько, сколько получится, если полпорции разделить на три и ещё пополам.

А крокодилу Гене главный военный маршал Бутаков лично подарил особые кукарекающие часы.

– Носи, сынок. Это тебе за хорошую службу, – сказал он. – Бери их с собой на ночное дежурство. Они тебя никогда не подведут. Это не простые, это военные часы. В них ещё вделан радиомаячок.

Праздник надолго запомнили и Гена, и его неизвестный науке друг.

Так прошло два года. И скоро крокодил Гена, возмужавший и загоревший, в новеньком камуфляжном костюме и офицерских сапогах, явился со службы домой.Чебурашка едва узнал его. Они очень обрадовались друг другу.

– Ну что, – сказал Чебурашка, – теперь снова в зоопарк?

– Ни за что, – ответил Гена. – Я теперь уже не тот. Мне будет скучно весь день лежать на солнце у бассейна. Я начинаю новую жизнь.

 

Глава первая НОВАЯ ЖИЗНЬ КРОКОДИЛА ГЕНЫ

Крокодил Гена начал свою новую жизнь с того, что спал на диване три дня. К нему приходил Чебурашка с целым детским садом. Ребята тормошили Гену, таскали его по комнате за хвост, но Гена не просыпался.

Наконец крокодил Гена пришёл в себя. Он вытащил из почтового ящика газету и стал изучать её. Он читал объявления о приёме на работу. Чебурашка сидел рядом. Гена читал:

– «Клубу весёлых красавиц требуется доставщик на рабочее место – концертные площадки и обратно. Наличие машины обязательно».

– Ну как? – спрашивал Чебурашка.

– Никак, – отвечал Гена. – Не пойдёт.

– Почему?

– Клуб весёлых красавиц не для меня. У меня и машины нет, только велосипед. И тот у меня дамский.

И Гена читал дальше:

– «Фирме «Утренний зефир в шоколаде» срочно требуются распространители таблеток «Гербалайф» для похудания. Оплата один доллар за килограмм. Молодые и энергичные, срочно звоните».

– Странно, – сказал Гена, – «Гербалайф» уже никто не употребляет, а разносчики всё ещё требуются.

– А может, они его обратно забирают? – предположил Чебурашка.

Гена позвонил на фирму и сказал молодым и энергичным голосом:

– Здравствуйте! Вы платите один доллар за килограмм таблеток?

– Нет. За килограмм веса, сброшенного покупателем.

– Не пойдёт, – решил Гена.

– Почему? – удивился Чебурашка.

– Я не помню случая, чтобы кто-нибудь похудел от таблеток, – сказал Гена. – Вот если бы они платили за толстоту!

И наконец Гена увидел объявление, которое ему резко понравилось:


– Ура! – сказал Гена. – Это меня устраивает.

– Почему? – спросил Чебурашка. – У тебя же нет опыта работы с преступным элементом.

– Опыт быстро наберётся, – сказал Гена. – Зато меня устраивает, что работа ночная. Днём я буду учиться. Я решил стать крупным юристом.

Он позвонил по телефону 23-24-25 и спросил:

– Почему у вас работа сдельная?

Ему ответили, что это самый прогрессивный метод. За каждого сданного преступника полагается один минимальный оклад.

– А если преступников не будет? – выяснял Гена.

– Такого у нас в стране ещё не случалось. А на наш пористый шоколад преступники вообще летят как мухи. Ваш сменщик по четыре жулика за ночь сдавал.

– И где он сейчас? – спросил Гена.

– Мы таких сведений не даём, – ответил начальник Ухватов. – Это производственная тайна.

И Гена пошёл устраиваться на службу.

Всё сначала было хорошо. Ему выдали тулуп, газовый пистолет, ружьё и объяснили, что на фабрике он может есть шоколада сколько угодно.

– Но вот со склада шоколад выносить нельзя! – сказал начальник Ухватов. – Я лично за этим буду следить.

– Ой, как тебе везёт, что это шоколадная фабрика, а не макаронная! – сказал Чебурашка.

Гена и сам был очень доволен.

– Если я за месяц поймаю тридцать преступников, я стану самым богатым человеком в Москве. Мы тогда, Чебурашка, сразу тебе велосипед купим.

– Не надо мне велосипеда, – отказывался Чебурашка. – Спасибо тебе, Гена, за заботу! Лучше купи мне педальную машину.

Он проводил Гену до ворот фабричного склада, а сам вернулся домой и стал ждать.

 

Глава вторая НЕУДАЧА. НОЛЬ ПРЕСТУПНИКОВ

Сначала Гена стоял у ворот строго и прямо, как в армии на посту.

Потом он понял, что это неправильно, и стал быстрым шагом в горизонтальном положении обегать весь склад вокруг.

Склад был старый, поношенный. В нём было много лишних дверей и очень много полунужных окон. Гена все их тщательно осматривал.

Стояла ранняя летняя ночь. То есть никакой ночи ещё не стояло, потому что было совсем светло. И Гене всё хорошо было видно. И Гену тоже было видно хорошо.

Иногда Гена заходил внутрь помещения и внимательно прислушивался. Было тихо, и очень сладко пахло шоколадом.

Никого!



Никого!

Никого!

От нечего делать Гена постоянно ел шоколад. А преступные расхитители шоколада поняли, что их золотое время закончилось. С Геной шутки плохи.

В эту светлую тёмную ночь они, огорчённые, отправились искать менее защищённые места и склады.

Всё это время Чебурашка не спал. Он волновался за Гену: «Как там мой Гена? Сколько он уже поймал преступников? Интересно, а шоколад с начинкой?»

Под утро Чебурашка заснул на коврике у двери.

Наутро пришёл сердитый Гена. Он долго плевался шоколадом.

– Ну как? – спросил Чебурашка.

– Плохо, – ответил Гена. – Ни одного преступника!

И во вторую ночь никто не попался.

И в третью.

Чебурашка уже стал тихонько подумывать, а может, ему самому нужно стать преступником? Пусть крокодил поймает его и сдаст в милицию. Чебурашку по молодости простят, а Гена получит один минимальный оклад.

И тут произошло это уголовно-трагическое событие!

 

Глава третья УГОЛОВНО-ТРАГИЧЕСКОЕ СОБЫТИЕ



Гена, как всегда, решительно стоял на посту. Потом он вынес со склада раскладушку и решительно прилёг на неё.

Это было изобретение Чебурашки. Он говорил:

– Гена, необязательно охранять склад в вертикальном положении. Можно и в горизонтальном. Так удобнее и незаметнее для воришек.

– И удобнее вести прицельный огонь, – соглашался Гена. – Главное – не заснуть.

А чтобы не засыпалось, Гена брал с собой подаренные ему маршалом Бутаковым кукарекающие часы.

Гена героически лежал на посту у ворот. Он думал о разном. О далёкой Африке, о небе в звёздах, о маршале Бутакове (маршал тоже был весь в звёздах) и, конечно, о верном друге Чебурашке.

И тут подъехал большой-пребольшой грузовик и остановился недалеко от ворот, тихо работая двигателем.

Гена слушал, слушал работу двигателя. И вдруг небо со звёздами стало от него куда-то уходить…

Потом Чебурашка, а потом и грозный маршал Бутаков тоже растворились в пространстве…

И Гена заснул.

Как только Гена заснул, задние двери грузовика открылись, и из них высыпала небольшая команда кривоватых грузчиков в синих халатах.

Они попытались вытащить из кармана Гены ключи от склада, но Гена и во сне не позволил им сделать это. Он прижимал лапы к телу и всячески сопротивлялся.

Тогда грузчики кувалдой сбили замок с ворот склада, открыли ворота и стали выносить оттуда ящики с шоколадом.

Это была особая партия лечебного шоколада с черносливом. Он назывался «Славный».



Синие люди работали быстро и слаженно. Видно было, что это очень дружная команда грузчиков.

Уже половина шоколада была заброшена в грузовик, как вдруг закукарекал петух.

– Стоп! – сказал главный грузчик, тот самый, который сидел за рулём. – Уже петухи поют. Сматываемся.

Дружные грузчики аккуратно закрыли ворота, положили на спящего Гену плитку шоколада, несколько плиток сунули ему в карман, влезли в кузов своего грузовика и быстро смотались.

Грузовик с тихим урчанием покинул склад.

Когда крокодил Гена открыл глаза, первое, что он увидел, была решётка на окне и строгие глаза человека в милицейской форме. Это был полковник Дубенко.

– Ну что, проснулись, гражданин преступник? – сурово сказал он. – А теперь рассказывайте, как вы и ваши сообщники фабрику ограбили.

Гена ничего не мог понять. А полковник кричал:

– И не прикидывайтесь дурачком! Надо же, двадцать тонн шоколада украл, а глаза таращит, как будто всего сто плиток с фабрики вынес!

– Товарищ полковник, – пытался оправдываться Гена. – Да я…

– Тамбовский крокодил вам товарищ! – перебил его суровый полковник. – И видеть вас больше не хочу!

Он приказал:

– Уведите гражданина преступника с глаз моих долой! Уведите куда-нибудь подальше!

Гену срочно увели в кутузку.

Только на другой день после ареста Гене, сидящему в кутузке, стало ясно, что произошло. Он заснул на посту, несмотря на кукарекающие часы маршала Бутакова. А во время его сна преступники забрали со склада весь пористый лечебный шоколад.

– Я не жулик! – оправдывался Гена. – Кого хотите спросите! Вам все про меня скажут.

– Буду я ещё кого-то спрашивать! – сердился полковник Дубенко. – Я вас сдам своему заместителю, майору Поддубенко. Пусть он вами занимается. Пусть он спрашивает. Он и природу любит.

Майор Поддубенко был совсем другой человек. Он был не очень грамотный (он был из тёмной архангельской деревни), но был очень умный и вдумчивый.

– Ладно, – согласился он, – говорите, у кого об вас спросить… Я хочу об вас все сведения собрать.

– Есть такие люди, – смело сказал Гена.

Он составил майору целый список людей, которые могли замолвить за него хорошее слово.

Майор выбрал одного человека, но очень уважаемого – маршала Бутакова и сразу позвонил ему:

– Гражданин-господин-товарищ маршал, что вы можете сказать о преступнике крокодиле Гене?

Маршал секунду подумал, потом ответил:

– Как же, как же, помню. Очень вдумчивый и энергичный преступник… то есть военнослужащий. И в атаке хорош, и в обороне. Отличный солдат.

– А мог бы он украсть двадцать тонн шоколада? – спрашивал майор Поддубенко.

– У противника?

– У наших.

– Ни за что!

– Спасибо вам, товарищ-гражданин маршал! – вежливо закончил разговор майор. Потом он повернулся к Гене и сказал: – Вы свободны, гражданин крокодил.

Он выпустил Гену из тюрьмы, взяв с него подписку о невыезде.

Глава четвёртая ГЕНУ ОСЕНЯЕТ, И ЧЕБУРАШКУ ТОЖЕ

Гена и Чебурашка долго ломали голову над тем, что произошло.

– Всё началось с машины, – говорил Гена. – Как она приехала, так всё и началось.

– Что началось? – спросил Чебурашка.

– Сначала голова закружилась. Потом – раскладушка. Потом исчезли звёзды. А потом исчез шоколад.

– И что же это значит?

– Это значит, что меня усыпили.

– Как и чем?! – удивился Чебурашка.

– Не знаю как и не знаю чем, – сказал Гена. – Может быть, сонными лучами. Может быть, гипнозом. Сам бы я ни за что не заснул. У меня же были кукарекающие часы маршала Бутакова. Я твёрдо знаю, что они кукарекали. Это военные часы. Они не могли не кукарекать. Значит, меня усыпили насильно.

С этой удивительной разгадкой загадки они пришли в милицию к следователю майору Поддубенко.

– Я не просто заснул на посту! – прямо с порога заявил Гена. – Меня специально усыпили.

Майор Поддубенко помолчал, покачал головой и сказал:

– Я и сам так думал.

Он полководческим шагом прошёлся по кабинету (шаг туда, шаг обратно) и добавил:

– Это уже не первый случай. Недавно эти же преступники ограбили ларёк заграничной аппаратуры. Усыпили сторожа и утащили пятьсот фотоаппаратов.


Чебурашка сказал:

– Они, наверное, окуривают людей чем-то усыпляющим. И все вокруг засыпают.

– И вот чего я ещё не пойму, – сказал Гена. – Ведь они сбивали замок с ворот молотком или кувалдой. Почему же никто вокруг не слышал этих металлических ударов?

– Потому что кувалда у них была резиновая, – объяснил майор Поддубенко. – Такие кувалды используют для жестяных работ. Эти преступники очень хитрые.

И вдруг Гена торжественно заявил:

– Я клянусь, что поймаю этих преступников. Всю жизнь буду их ловить, но я их поймаю!

– Молодец! – похвалил его майор.

– С чего мне следует начать ловлю, товарищ майор? – спросил Гена.

– С того, что вы напишете мне заявление.

– Какое? – удивился Гена.

– А такое. Так, мол, и так… вашу бабушку! Прошу принять в дружинники… на учёбу.

– Зачем принимать мою бабушку в дружинники на учёбу? – удивился Гена.

– Не вашу бабушку, а вас. «Вашу бабушку» – это такая русская пословица, переходящая в поговорку. Я вас зачислю в дружинники при нашем отделении. Я из вас выращу прекрасного сыщика!

И он начал Гену растить.

 

Глава пятая ПРАЗДНИК НА ПРЕСТУПНОЙ УЛИЦЕ



Преступник Иван Жук, по кличке Таракан, и его кривоватые сообщники (точнее, подельщики) были очень и очень несчастливы. Они утащили двадцать тонн пористого черносливого шоколада, объелись, и у них расстроились животы.

Дело в том, что это был особый шоколад, лечебный, черносливовый, буквально очищающий. Его создали по заказу Министерства здравоохранения. Сначала хотели назвать «Слабительный», но потом постеснялись и назвали «Славный».

На квартире бандитов был всего один унитаз, и чтобы всем на нём не тесниться, им пришлось купить несколько детских горшков.

Сидя на этих горшках, пятеро сообщников сильно страдали.

– Может, вызвать «скорую помощь»? – предложил заместитель Таракана по воровству Василий Хлопотун по кличке Хлоп. – А то, глядишь, помрём! [«Предполагаем жить, и глядь, как раз умрём» (А. С. Пушкин).]

– Ты что, Хлоп, совсем? – урезонил его Таракан. – У тебя есть совесть? Ты грабишь государство! Ты не платишь ему налоги, а сам хочешь воспользоваться его бесплатной медициной! Позор!

На самом деле Таракан думал не о совести. Он понимал, что врач из «скорой помощи» сразу увидит, что они отравились шоколадом. И сразу поймёт, откуда этот шоколад.


Потому что про ограбление шоколадного склада написали многие газеты, особенно «Московский балаболец».

«Скорая помощь» сразу позвонит в милицию и скажет: «Вот они, ваши преступники! Как птички, сидят здесь на горшках».

Вот почему он стыдил Хлопа. А вовсе не из-за бесплатности медицины.

Хлопу стало совестно. Он сказал:

– А может быть, вызвать платного врача?

– Нет уж, сиди и страдай, – велел атаман Таракан. – У нас нечем платить платному врачу. Не станешь же ты платить ему шоколадом. Терпи! Авось пронесёт!

И они сидели и страдали, сидели и страдали. Страдали и обдумывали очередное преступление.

Между прочим, это были хитрые и дальновидные преступники. Они усиленно занимались тем, что устраивали себе далёкую счастливую старость путём ограбления и воровства.

У них давно назревал бунт против вожака Таракана. Ещё бы! Они рисковали жизнью, своей свободой, а он выплачивал им зарплату фотоаппаратами.


Попробуй сунься в магазин, чтобы продать аппарат, там тебя уже ждут люди в милицейской форме:

– А где вы взяли это явно заграничное изделие?

– Мне бабушка подарила.

– Ага. Значит, вы в тюрьму с бабушкой пойдёте. Потому что эти фотоаппараты ворованные. Она, слышь, ворует, а ты продаёшь?

В такой ситуации, несмотря на наличие большого количества украденных товаров, им необходимо было идти на третье преступление. Они предлагали своему вожаку пойти на ограбление банка.

Хитрый Таракан, как мог, оттягивал это мероприятие. Ограбление банка – самое опасное ограбление из всех возможных.

Во всех банках понаставили телекамер, разных секретных защит и вооружённых охранников. До чего безжалостными стали люди! Подумать только, против грабителей применялись капканы, ядовитые змеи и даже порой отравляющие вещества.

А ведь преступники тоже люди. Да, такие же люди, как и все, только плохие.

Таракан толковал своим сподвижникам:

– Людей мы можем усыпить. Змей и пауков тоже. А как быть с телекамерами? Пока вы не решите этот вопрос, ко мне с ограблением банка и не суйтесь.

И они думали и не совались.

 

Глава шестая ОТКРЫТИЕ ЧЕБУРАШКИ

Чебурашка сидел дома у Гены и внимательно изучал газеты. Он любил читать газеты, чтобы пересказывать их детям в детском саду. Жизнь подбрасывала много разных сюжетов, значительно более интересных, чем сказочки про колобка или терем-теремок.

Он сидел и читал:Нам сообщают. В далёкой дальневосточной тайге заблудился мальчик. На поиски мальчика вышел отряд добровольцев. Через сутки мальчик сам вернулся домой. Отряд добровольцев до сих пор ещё не найден.– Когда отряд вернётся, ох этому мальчику и всыпят! – сказал Гена.

– А может, всё будет хорошо, – предположил Чебурашка. – Может, отряд не вернётся.

– Да ты что? – удивился Гена. – Уж лучше пусть мальчику как следует влетит, чем отряд потеряется.

Чебурашка читал дальше:Граждане из домов по Четырнадцатой Парковой улице, запасайтесь горячей водой. В понедельник горячей воды не будет.– Но ведь вода же у них остынет, – сказал Гена.

– Нет, – не согласился Чебурашка. – Если в термос набрать, она долго продержится.

Он продолжал:Случай на Переславской зообазе. Здесь обнаружен неизвестный ранее вид водоплавающих. Это – двухцветные утки. Верх у них ослепительно белый, а низ ослепительно зелёный. Такие утки никогда раньше не встречались. Вызванные эксперты-орнитологи ничего не могут понять.

– А чего здесь непонятного, – сказал крокодил. – Бывал я на Переславской зообазе. Я там служил рядом. Мы к ним с концертами приезжали. Там рядом с ними химический комбинат расположен лакокрасочный. У них отстойник есть с зелёной краской. Вот утки туда и присели. Хорошо ещё, что отлепились, бедные.

– А почему у них верх белый? – спросил Чебурашка.

– Потому что кислотный дождь прошёл. Он на что попадёт, то белым становится. Я там белых коров встречал, белых лошадей и даже белых милиционеров. А уж вороны там все абсолютно белые.

Чебурашка понял и снова уткнулся в газету.Случай на Калужском шоссе, или Спящий красавец. Милиционер Лавочкин проверял загазованность у проезжавших автомобилей. И в самый разгар рабочего дня, когда можно было собрать наибольшее количество штрафов для сто пятнадцатого отделения ГАИ, он заснул на боевом посту. Большой грузовик с московскими номерами так и уехал, оставшись непроверенным. Этот случай позорит московскую милицию.– Гена! Гена! – закричал Чебурашка. – Это же твой грузовик. Это тот самый грузовик, который тебя ограбил.

– Почему ты так решил?

– Смотри, Гена, ты заснул на посту – и милиционер заснул на посту, когда загазованность проверял. К тебе грузовик приезжал – и к милиционеру приехал. У них из выхлопной трубы сонный газ идёт.– Верно, – согласился умный Гена. – Они в бензин, наверное, эфир добавляют или сонные таблетки.

С этим открытием Гена и Чебурашка быстро побежали к любимому майору Поддубенко.Глава седьмая УМНЫЙ ПЛАН МАЙОРА ПОДДУБЕНКО

Майор Поддубенко был очень рад приходу Гены и Чебурашки. Он их выслушал и сказал:

– Да, вы правы. Это очень хитрые преступники. Надо их как можно скорее поймать и обезвредить. И у нас с товарищем полковником Дубенко созрел план.

– Какой?

– Очень простой. Нами уже установлено, что у преступников есть резкая нужда в деньгах. Мы хотим дать объявление в газетах, что некая иностранная фирма желает приобрести большое количество фотоаппаратов.

– И что? – спросил Чебурашка.

– А то, что преступники немедленно возникнут, чтобы избавиться от своего товара и получить желанные деньги. Можете нам помочь?

– А как? – спросил Гена.

– Вы и будете тот фирмач, который желает скупить фотоаппараты для знойной Африки. А Чебурашка будет как будто ваш переводчик.

Гена не сразу, но согласился. Это было слишком почётным делом для него.

Они с майором стали обсуждать детали плана. В какой газете дать объявление. Где поставить бунгало африканской фирмы. Как обеспечить сигнализацию.

– Но прежде чем принести фотоаппараты, они потребуют показать им деньги, – сказал Гена. – А у меня их нет.

– Как нет, – сказал майор. – Мы вам сколько хотите денег дадим. Даже долларов. Вот.

Он протянул крокодилу толстую пачку зелёных долларов.

– Где вы их взяли? – спросил Чебурашка.



– У преступников конфисковали. Только вы не волнуйтесь. Это не настоящие деньги. Это – «кукла».

– Я читал про это в газетах, – сказал Чебурашка. – Там внутри простая бумага газетная. Только сверху и снизу доллары. Такими «куклами» преступники честных людей обманывают.

– Верно, – согласился майор Поддубенко. – А мы этой «куклой» будем обманывать преступников.

Тут все в отделении забегали, заволновались. Стали причёсываться и поправлять форму.

– Это почему? – спросил Гена.

– Генерал Дубов приехал нашу операцию одобрять. Он ужасно строгий.

Тут в комнату вошёл строгий седой и толстый генерал весь в наградах с головы до ног.

– Почему в отделении посторонние? – сердито спросил он, увидев Гену и Чебурашку.

– Это не посторонние, товарищ генерал, – ответил майор. – Это дружинники.

– А почему они без формы? – спросил генерал.

– Не успели выдать. Их только что приняли в дружину.

– Выдать им форму немедленно!

– Слушаюсь, товарищ генерал, – сказал Поддубенко и достал из сейфа две красные дружиннические повязки.

Гена и Чебурашка с удовольствием их надели.

– А как у них с военной подготовкой? – спросил строгий Дубов.

– Всё в порядке, товарищ генерал. Они только что из армии. Можете проверить, – ответил майор.

– И проверим, – решил генерал. Он обратился к Гене: – А ну-ка, покажите вашу выправку. На месте – шагом марш!

Гена замаршировал красиво и уверенно, как его учили в армии.

– Так, а теперь – кругом! – скомандовал Дубов.

Он ещё не успел докончить команды, как майор Поддубенко схватился за голову. Он уже знал, чем это кончится.

Гена по команде развернулся и, разумеется, подсёк генерала хвостом под самые ботинки. Генерал резко рухнул на пол, грохоча медалями.

Ба-бах! Трах-тарарах-дзинь!

Но тут же вскочив, он грозно скомандовал:

– Марш отсюда! Оба!

Гена развернулся, чтобы уходить, и второй раз уложил неугомонного генерала на пол.

– Арестовать! Прогнать! Посадить на гауптвахту! – кричал генерал.

Обиженные Гена и Чебурашка покинули отделение. Но их тут же догнал майор Поддубенко.

– Не сердитесь на наше начальство. Наш генерал очень строгий, но отходчивый. Сейчас иначе нельзя. Время знаете какое преступное!

– Пусть он преступников и гоняет, – обиженно сказал Гена. – Чего он на нас набросился?



Еле-еле Гену успокоили и вернули. А когда генерал уехал, майор Поддубенко вместе с Геной начали разрабатывать операцию.

Прежде всего надо было выяснить, какие книги и газеты читают преступники, чтобы знать, куда поместить объявление.

Выяснилось, что никаких книг и газет они не читают. Это майор Поддубенко установил путём опроса заключённых воришек в таганской тюрьме.

Оставался один путь – передача «Спокойной ночи, малыши!». Оказалось, что все уголовные элементы смотрят «Малышей» с большим вниманием. И почти всё понимают.

Поэтому во время одной из ближайших передач, когда поросёнок Хрюша и ворона Каркуша спорили, кто из них лучше кукарекает и мяукает, внизу в кадре появилась бегущая строка:Представитель южноафриканской фирмы «Зулус-Замбези» (Северная Киншаса) господин Алигейте-сан приобретёт по сниженным ценам для повсеместной продажи в Африке большое количество морозостойких фотоаппаратов. Обращаться на Выставку достижений в афро-зулус-бунгало-офис у большого фонтана «Колос».Крокодил Гена никак не мог понять, почему для реализации в Африке нужны морозостойкие фотоаппараты.

Но майор Поддубенко очень просто объяснил:

– В такой рекламе обязательно должна быть небольшая нелепость и полная чушь, чтобы реклама не выглядела фальшивкой.

– А что такое афро-зулус-бунгало-офис? – спрашивал Гена.

– Я и сам не знаю, – отвечал Поддубенко. – Но звучит очень убедительно.

Действительно, какая-то убедительность в этом была, и Гена согласился.

 

Глава восьмая ОТЧАЯННЫЕ ДЕЙСТВИЯ СМЕЛОГО ЧЕБУРАШКИ

И вот уже второй день крупный фирмач господин Алигейте-сан и его верный друг и переводчик мистер Чебурах-шах-сан находятся в небольшом бунгало-офисе и ждут клиентов.

На крокодиле Гене длинный светлый (выгоревший от жаркого африканского солнца) парик. Гена неузнаваем. Он в светлом, почти белом костюме сидит за письменным столом. Рядом лежит роскошный, практически не ношенный пробковый шлем – мечта колонизатора. Гена для экзотики слегка подчернён гуталином.

Переводчика Чебурах-шах-сана тоже узнать невозможно. У него в носу золотое кольцо, в ушах золотые серьги, а на голове что-то вообще неведомое. Это индийская чалма со вставленными в неё индейскими перьями.

– Как вы думайт, мистер Алигейте, – обращается Чебурашка к Гене на чистом африканском языке, – наша клиента скоро появится?

– А я почём знайт, – отвечает ему Гена на чистом зулусском.

– Ой, Гена, смотри, что у тебя на руке!

Это была красная повязка дружинника. Гена немедленно снял её и положил в нагрудный карман.

– Чуть-чуть не попались, – отметил Чебурашка. – В милиции надо быть особенно внимательным.

И тут в бунгало-офис зашли два человека. За версту было видно, что это не обычные, а бандитские клиенты: по стрижке, по повышенной кожаности и по манерам.

– Эй, ты, лопоухий, кто тут из вас будет Алиготе?

– Не Алиготе, а Алигейте, – поправил Чебурашка.

– Ну да. Кто тут из вас Алигейте?

– Вот он сидит перед вами.

– Это чучело с волосами?

– Сам ты чучело с волосами, – ответил ему Чебурашка. Хотя это чучело было, наоборот, очень коротко стриженным. Это был сам атаман Таракан.

Вместе с ним для деловых торговых переговоров прибыл его знаменитый партнёр-подельщик жулик Хлоп с огромным портфелем в руках.

– Сколько он возьмёт фотоаппаратов? – спросил Таракан.

Чебурашка перевёл крокодилу на понятный ему язык:

– Трам-тарарам-фотоаппарейто сколькей-то?

– Пятьсот, – ответил на чистом зулусском мистер Алигейте.

Бандиты удивились:

– Он что, по-русски понимает?

– Цифры по-африкански произносятся как и по-русски, – объяснил Чебурашка. – И он немного понимает.

– А лапша у него есть?

– При чём тут лапша? – удивился Чебурашка-сан.

– Лапша – это деньги, – объяснил Хлоп.

– У нашего паша всегда есть лапша, – вдруг заявил Гена.

Он открыл сейф, стоящий рядом у стола, и показал негоциантам [Негоциант – коммерсант, ведущий крупные торговые дела] большую пачку долларов.

– По рукам, – сказал Таракан. – К вечеру мы доставим товар.

– Да, – сказал Гена.

Ему стало жарко, он достал из нагрудного кармана носовой платок и стал вытирать им лоб.

– А накладная у вас есть? – спросил он Таракана.

Таракан почему-то переменился в лице.

– Накладная? Конечно есть. А ну-ка, Хлоп, предъяви господину накладную.

Хлоп немедленно достал из портфеля большую резиновую кувалду и со всего маху стукнул Гену по лбу.

Хотя кувалда была резиновая, Гене показалось, что она чугунная. И он потерял сознание. Он лежал без сознания, а шишка на лбу всё равно обидно вырастала.

Таракан тем временем вытащил из сейфа пачку долларов и направился к выходу. Хлоп схватил Чебурах-шах-сана за шкирку, сунул его в свой большой портфель вместе с кувалдой и тоже рванул вперёд.

– Бежим!

Преступники выбежали на площадь перед бунгало. Остановились, раздумывая. Тут произошло нечто совершенно неожиданное.

 

Глава девятая НЕЧТО СОВЕРШЕННО НЕОЖИДАННОЕ



Известный переводчик с африканского Чебурах-шах-сан, или просто Чебурашка, нащупал в тёмном портфеле пистолет и, не долго думая, изо всех сил бабахнул из него.

От испуга Хлоп выронил портфель. Они с Тараканом кинулись в разные стороны.

Портфель раскрылся. Чебурашка высунулся из него со страшным криком:

– Киии-я! Всех уложу. Ложись!

Он держал пистолет двумя руками, как в иностранных кинофильмах. И все люди на площади у фонтана «Колос» на всякий случай стали ложиться. Кто сразу шлёпнулся наземь, кто аккуратно лёг на асфальт, подстелив газетку. А один дядя положил голову на край фонтана и заснул по-настоящему. Его потом долго будили.

Только через час всё успокоилось. Люди стали ругаться на Чебурашку:

– Такой маленький, а уже бандит! Надо сдать его куда следует.

Тут, на счастье, словно из-под земли возник бравый майор Поддубенко и всем всё объяснил:

– Это была учебная операция. Брали учебного жулика.

– Ну и как, взяли? – спрашивали прохожие.

– К сожалению, учебный жулик убежал! – говорил майор.

– Даже учебного жулика поймать не могут! – сердились прохожие. – А о настоящих и говорить нечего.

 

Глава десятая КОВАРНЫЙ ПЛАН ЗРЕЕТ НА БАНДИТСКОЙ КВАРТИРЕ

Настоящие жулики в это время жутко ругались на «учебного» майора.

– Надо же! «Куклу» подсунули. Ну и время! Даже милиция обманывает!

Так возмущался заместитель Таракана Хлоп. Он взял «куклу», состоящую из тысячи газетных кусочков, и выбросил её в открытое окно:

– Лети!

Ветер поднял этот мелкий газетный мусор и разбросал его по всей Угловой улице. Вся она от начала до конца покрылась белыми кусочками.



– Пора идти брать банк! – продолжал Хлоп. – На месте атамана я так бы и поступил.

– Я уже говорил вам, – отвечал Таракан. – Мы можем усыпить людей, но не можем усыпить телекамеры. Нас заснимут на плёнку и через два дня поймают. Хотите вы в тюрьму все, как один?

– Нет! – закричали жулики.

– Ни за что!

– Свобода или смерть!

– Но в тюрьме хотя бы кормят! – жалобно отметил самый маленький жулик по имени Грош.

– А я знаю, как быть! – сказал другой жулик по имени Химич. – Надо в бензин добавить куски резины.

– Ну и что? И твоя машина сразу заглохнет, – сказал Таракан.

– А вот и нет, – возразил Химич. – Резина в бензине растворится. Из-за этого дым получится абсолютно чёрным, и телекамеры ничего не увидят.

Жулики радостно запрыгали. Это действительно был очень коварный и хитрый замысел.Глава одиннадцатая РАЗБОР ПОЛЁТОВ

Крокодил Гена, Чебурашка и майор Поддубенко тем временем проводили оперативное совещание. Это был разбор полётов. Он проходил в рабочей комнате майора.

Гена никак не мог понять:



– Ну почему провалилась операция? Ну почему?

Чебурашка сказал:

– Гена, а ты знаешь, чем ты лоб вытирал?

– Чем?

– Вот этим. – Чебурашка протянул ему повязку дружинника, которую Гена вы-тащил из кармана вместо носового платка.

Гене опять стало жарко, и он опять вытер лоб этой повязкой.

– Да, – произнёс он, – обидно, что я такой головотяп! А ты, Чебурашка, молодец!

– Молодец, да не очень, – сказал майор Поддубенко. – Надо всегда думать, прежде чем что-то делать.

– А что я сделал не так? – спросил Чебурашка.

– Вот что, – ответил майор. – Стрелял, не подумав. А если бы этот пистолет в портфеле был газовым? А? Что бы с тобой было?

Чебурашка задумался и сказал:

– Я бы, наверное, погиб. – Потом он ещё подумал и добавил: – Да, работа в милиции – это не сахар и не курорт! У нас в детском саду лучше.

– А я их всё-таки поймаю! – решительно заявил Гена.

– До чего же вы хорошие ребята, – сказал майор Поддубенко и ласково обнял крокодила и Чебурашку.

Потом он предложил:

– Давайте пройдём в фотолабораторию и составим словесный портрет преступников. Он называется «фоторобот».

– А как? – спросил Чебурашка.

– Очень просто. Мы будем показывать Гене различные фигуры, а он составит из них портрет бандита.

Они прошли в лабораторию. Усадили Гену на стул, перед ним поставили экран, как для демонстрации диафильмов, и стали показывать ему разные части человеческих лиц.

Но из этого ничего не получилось. Какие только фигуры – носов, усов и щёк – не показывали Гене, у него всё равно получался только один портрет – портрет резиновой кувалды.

 

Глава двенадцатая ОЧЕРЕДНОЕ ОТКРЫТИЕ ЧЕБУРАШКИ

Чебурашка сидел на диване в квартире крокодила Гены и читал для Гены газеты вслух. При этом он ещё держал в руках маленькую ручную дрель и сверлил в столе дырочки.

– Что это у тебя? – спросил Гена.

– Дрель, – ответил Чебурашка. – Отобрал у одного мальчика в детском саду. Он всё время делал дырочки.

– А ты что делаешь? – укорил Чебурашку Гена. – Это же мой стол, а не дуршлаг для макарон.



Он немедленно отобрал дрель у Чебурашки и тут же автоматически насверлил с десяток дыр.

Город, как всегда, был полон событиями. И Чебурашка с удовольствием читал:

– «Дружков выходит из бережков».

– Кто такой Дружков? – спрашивал Гена. – И почему он выходит из бережков?

– Дружков – это мэр, – отвечал Чебурашка, заглядывая в газету. – А из бережков он выходит потому, что его машина провалилась колесом в отопительную яму. Он и бушует [После этого бушевания Дружкова дороги в Москве резко улучшились.].

– Про бушменов нам не надо, – сказал Гена. – Читай про жуликов.

– «Шоколадной фабрике требуется сторож, – читал Чебурашка. – Работа ночная. Оплата труда сдельная».

– Это мы уже проходили, – сказал Гена. – Дальше.

Чебурашка продолжал:

Мусорный случай на улице Угловой. Неожиданное хулиганство произошло на улице Угловой. Вчера кто-то выбросил в окно большое количество мелко разрезанной бумаги. Вся улица буквально была усеяна этим газетным листопадом. Дворники и другие люди, которым дорога уличная чистота, с вилками на палках целый день гонялись за листками. Друзья! Не надо мусорить!

– Это неинтересное сообщение, – сказал Гена.


– Как раз, наоборот, самое интересное! – возразил Чебурашка. – Эти кусочки бумаги и есть та самая «кукла», которую утащили у нас бандиты.

– Верно! – согласился Гена. – Они, наверное, от злости выбросили её в окно.

– Значит, мы их быстро обнаружим, – обрадовался Чебурашка.

– Как?! – закричал Гена.

– Да очень просто! – объяснил Чебурашка. – Мы пройдём по их улице и найдём их грузовик.

– Ура! – закричал Гена.

 

Глава тринадцатая СТРЕМИТЕЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ СТРЕМИТЕЛЬНО РАЗВИВАЮТСЯ

Машина жуликов обнаружилась очень быстро.

Гена и Чебурашка с удовольствием обошли все осенние дворы Угловой улицы и в одном из них, замусоренном и пустынном, увидели большой грузовик.

– Это он, – сказал Гена.

– Как ты узнал? – спросил Чебурашка.

– По запаху. Меня от этого шоколада за версту мутит, – ответил Гена.

– Значит, будем их брать? – сказал Чебурашка, собираясь надеть дружинническую повязку.

– Ни за что.

– Почему?



– Потому что мы их только спугнём. Их надо брать на месте преступления с поличным.

– А откуда мы узнаем, где будет их место преступления и что у них будет поличным? Они же нам не скажут.

– Конечно, не скажут. И не надо. У меня есть потрясающий план, – ответил Гена.

– Хороший? – спросил Чебурашка. – Очень потрясающий?

– Замечательный, – сказал Гена. – Мне для плана нужна плоская тележка на колёсиках, водопроводческая телогрейка.

– И всё? – спросил Чебурашка.

– Нет, не всё. Ещё мне нужна та маленькая штучка, которую ты отобрал у мальчика в детском саду.

– Ручная дрель? – спросил Чебурашка.

– Да, ручная дрель. И всё. Считай, что они припаркованы и упакованы. Мало того, считай, что они уже приехали в милицию.

– Сами?

– Вот именно, сами!

Чебурашка никак не мог связать в своей Чебурашечьей голове вместе дрель, телогрейку, парковку и упаковку. А уж самостоятельный приезд жуликов в милицию и вовсе был необъясним. Но он знал, что Гена зря слов на ветер не бросает.

– Вперёд, – сказал он, – за телогрейками!

 

Глава четырнадцатая ЖУЛИКИ ИДУТ НА ДЕЛО (Ну, это их дело!)

Таракан и подельщики долго выбирали банк, с которым можно иметь дело. Они даже стали читать газеты, чтобы выяснить, какой банк самый ненадёжный. Чем ненадёжней банк, тем он хуже охраняется.

Все банки через газеты и телевидение на все голоса сообщали о своей надёжности.«Прост-Банк» – самый надёжный банк для простых людей. Имеет филиалы во всех городах и за рубежом. В правление входят самые влиятельные люди страны. У нас работает половина Государственной Думы.«Пинком-Банк» говорил о себе так:

Наш банк входит в число крупнейших банков Европы. Мы предлагаем клиентам кредитные карты и массу банковских услуг. Тайна вкладов гарантируется всем. Наши проценты самые высокие. Ваш вклад – это наш вклад.Банк «Московит» говорил о себе стихами:

Кто умён и башковит,

Тот приходит в «Московит».

Не храните деньги в банке,

А храните в нашем Банке.

Атаман Таракан даже рассердился:

– Не знаешь, кого выбрать. Запутывают народ, пудрят мозги.

И тут Хлоп нашёл такое объявление:

«Дверь-Универсам-Банк»

ждёт своих клиентов в основном здании

на Тверской и во всех филиалах города.

У нас ваши вклады не затеряются.

Они будут работать.

Имейте дело только с нами!

– Убедили, – сказал Таракан. – Сами приглашают иметь дело с ними. Вот что, Хлопик, выбери филиал поменьше на самой отдалённой улице, и будем готовиться.

Жулики приступили к операции. Накупили женских колготок, чтобы надевать на голову для неузнаваемости. Достали качественного шампуня, чтобы намыливаться и выскальзывать из крепких рук милиции. Напихали в бензобак кусочки мягкой резины и налили туда эфира.

После этого с чувством хорошо выполненной работы легли спать, чтобы завтра утром с первыми лучами солнца выступить.

Один Хлоп не спал. Он объезжал филиалы «Дверь-Универсам-Банка» и выбирал самый отдалённый и захудалый. Домой он возвратился поздно ночью.Глава пятнадцатая ГЕНА И ЧЕБУРАШКА ИДУТ НА ОПЕРАЦИЮ



Поздно ночью Гена и Чебурашка с плоской тележкой на колёсиках, с телогрейкой и дрелью подошли к бандитскому грузовику.

Гена надел телогрейку, лёг спиной на плоскую тележку, и Чебурашка затолкал его под машину.

Гена принялся за работу, а Чебурашка стоял на «шухере», то есть на «атанде», то есть на посту, прикрывая товарища.

Гена, лёжа на спине, сверлил дырочки в днище машины и в её глушителе.

Он очень здорово придумал. Усыпляющий выхлопной газ из глушителя будет рассеиваться под машиной и проникать в кузов. Так что когда преступники выедут на дело, то приедут на место преступления уже сонные. Бери их голыми руками.

Когда Гена рассказывал всё это Чебурашке, Чебурашка возразил:

– Но если они приедут сонными, они не смогут совершить преступления. За что же их тогда брать голыми руками?

Гена на это сказал:

– Но те, кто в кабине, не заснут. Я к ним не просверлю дырочек. Они начнут преступление, усыпят охрану. А когда они откроют двери своим напарникам, газ из кузова на них хлынет, и они тоже заснут. Так что можно будет брать их голыми руками.

– А как мы узнаем, где их надо брать голыми руками? – спрашивал Чебурашка. – Ведь мест для преступления много.

– Мы прикрепим к машине радиомаячок и будем за ними следить.

Чебурашка всё понял и высоко оценил Генин план. Он стоял на посту и радостно думал о том, как они с Геной задержат бандитов. Как они сдадут их в милицию. И никто уже не будет мусорить газетой на улицах Москвы, и никто не будет ни с того ни с сего колотить людей кувалдой по голове. (Кувалда хоть и резиновая, но шишка растёт настоящая.)

Чебурашка размечтался и практически задремал, сидя на крыле кабины грузовика.

Гена был так увлечён работой, что не заметил, как запел:



Лежу на земле под машиной сырой,

Вскормлённый в неволе орёл молодой…

Гена пел так, хотя он был вовсе не орёл, а крокодил. И вскормлен он был не в неволе, а у родителей в Африке.

Он уже успел прикрепить часы-радиомаячок к днищу машины и тут услышал шаги.

Это были шаги возвращающегося домой Хлопа. Хлоп, наверно, прошёл бы мимо работающего Гены. Но он ещё издали услышал кукарекающие часы, поэтому стал тихо подкрадываться.

Он вытащил из-за пазухи резиновую кувалду и подошёл близко-близко к машине.

– Ну-ка, вскормлённый в неволе орёл, вылезай на свет, – сказал он Гене. – Что ты там делаешь под машиной?

Гена растерялся и произнёс первое, что пришло ему в голову:

– Колёса снимаю.

– Ну и времена! – вскричал Хлоп. – Одни жулики вокруг и воры! Честному человеку и шагу шагнуть нельзя. И что мне с тобой делать?

– Сдайте меня в милицию! – неожиданно попросил Гена.

– Лёгких путей в жизни ищешь! – возмутился Хлоп. – Ну уж нет! Я тебя проучу по-своему. А ну, повернись ко мне спиной!

Он думал, что Гена повернётся, – и он спокойно треснет его кувалдой по башке. Но вышло всё по-другому.


Гена резко повернулся, хлестанул хвостом жулика по ногам. И Хлоп вместе со своей кувалдой шлёпнулся, вернее, хлопнулся на землю.

Крокодил подхватил спящего Чебурашку, спящий Чебурашка подхватил тележку на колёсиках, и они убежали.

 

Глава шестнадцатая ОСТОРОЖНО! ДВЕРИ ОТКРЫВАЮТСЯ!



Всё получилось, как задумывал Гена. Рано утром жулики пошли на дело. Они натянули на голову женские колготки, чтобы их никто не узнал (причём некоторые от колготок резко похорошели), и разместились в кузове машины.

В кабине сидел один только Таракан как человек с самым не преступным лицом, в смысле не с самой бандитской рожей.

Посади за руль Хлопа или кого-либо другого из компании – каждый милиционер будет останавливать. Их уголовное прошлое (и будущее) было буквально нарисовано на их, с позволения сказать, лицах.

Таракан вёл машину в самый отдалённый филиал «Дверь-Универсам-Банка». В то место, где уже кончалась Москва и вовсю начиналась Тверь.

Гена с Чебурашкой ехали сзади на велосипеде. Чебурашка сидел на руле, потому что велосипед у Гены был дамский.

Конечно, Гена не мог ехать так быстро, как грузовик Таракана. Но зато ему не были препятствием светофоры и пробки. А дорогу ему подсказывал маленький транзисторный приёмник, висевший у него на груди и настроенный на радиомаячок. Он тихонечко так покукарекивал, и Гена знал, куда надо ехать.

Правда, один раз милиционер остановил Гену. Он строго сказал:

– Снимите этого с этого.

На что Чебурашка гордо ответил:

– Я не Этот. Я – Чебурашка.

Милиционер засмеялся и отпустил их с миром.

Хлоп и компания сидели в кузове и постепенно засыпали. Хлоп изо всех сил старался не заснуть и вовсю хлопал глазами.

– Что-то мне не нравится это кукареканье под машиной! – говорил он засыпающим дружкам. – Где-то я уже слышал это ку-ка-ре-ку.

– Да брось ты, – говорил ему Грош. – Наверное, мы по дороге зацепили петуха. Приедем – разберёмся.

Но Хлоп не успокаивался. Он силился, силился вспомнить, где он слышал это механическое ку-ка… ка-ку… ре… Но вспомнить не мог из-за действия выхлопных газов.

На последнем перед банком светофоре милиционер задержал Таракана:

– Что это ваша машина так дымит? После вас по улице и ехать нельзя.

– На трассе не дымила, – нахально ответил Таракан. – У вас здесь в Москве кислорода для машин не хватает.

Милиционер растерялся и отпустил нахала.



Но не долго радовался Таракан. Как только он подъехал к филиалу «Дверь-Универсам-Банка» и стал дымить своим усыпляющим газом, он действительно почувствовал, что в Москве кислорода маловато. Он стал засыпать.

С трудом передвигая ноги, дошёл он до дверей грузовика, открыл их и сказал:

– Вперёд, братва!

Это были его последние слова перед задержанием.

Из грузовика полился усыпляющий газ, и Таракан рухнул наземь и прямо на асфальте уснул.

Тут как раз подъехал крокодил Гена на велосипеде. Радиомаячок ему уже не был нужен. Чёрный дым поднимался в небо лучше любого маяка. И три пожарные машины уже спешили на выручку «Дверь-Универсам-Банку».

…Вот они примчались, пожарные включили свои мощные насосы, и все, как один, заснули.

Льётся вода, в небеса поднимается чёрный дым, от воды искрят троллейбусные провода. Просто жуткая картина!

Гена понял, что пора кончать самодеятельность и надо приглашать профессионалов порядка.

Он позвонил в милицию.

– Алло, это майор Поддубенко? Срочно приезжайте к филиалу банка на Фабричной, принимайте преступников.

Майор узнал голос Гены. Он не стал выяснять, каких преступников, почему «принимайте», куда «принимайте» (не в дружину же!). Он быстро выслал на место происшествия машину с летучим отрядом милиционеров. Сам сел на мотоцикл и тоже ринулся к месту происшествия.

Он прилетел вовремя. Преступники уже начинали очухиваться. Некоторые пытались убежать ползком.

А самый противный и самый опасный преступник Хлоп с кувалдой наперевес уже направлялся к крокодилу Гене:

– А вот сейчас я кого-то в асфальт вобью! А вот сейчас я кого-то на тот свет отправлю!

– Руки вверх! – скомандовал ему майор Поддубенко.

Кувалда выпала из рук преступника и – прямо ему по ногам!

Майор достал наручники и приковал Хлопа к ручке машины. Подъехавшие милиционеры приковали к разным частям грузовика других жуликов. И жулики дружно сами повезли свою машину к отделению милиции (так во время войны девушки-солдаты водили по городу аэростаты, которые использовались против налётов вражеской авиации), потому что двигатель машины запускать было нельзя, чтобы не отравить всех прохожих на улице.

 

Глава семнадцатая НАГРАДА ВСЕГДА НАХОДИТ СВОИХ ГЕРОЕВ! (Иногда)

Генерал Дубов, полковник Дубенко и майор Поддубенко стояли рядом, составляя собой целую рощу. Гена и Чебурашка стояли перед ними навытяжку.

– Я искренне восхищён вами, мои юные друзья! – говорил генерал. – Я всегда верил в вас! Даже тогда, когда совсем не верил и считал вас за бездельников и разгильдяев.

Он поднял Чебурашку за уши и поцеловал его в лоб. Попытался поцеловаться с крокодилом, но у Гены губы никак не сворачивались трубочкой, и ничего не вышло.

– Я награждаю вас Почётной грамотой! – продолжил генерал. – И приглашаю вас на службу в милицию. Вы согласны? – спросил он Гену.

– Согласен! – ответил крокодил.

– Отлично. Будете по нашей линии курировать зоопарк.

– Гена, а я? – спросил Чебурашка.

– Тебе в зоопарк нельзя, – сказал Гена.

– Почему?

– Съедят! – ответил крокодил.

– Вы, уважаемый Чебурашка, пойдёте в следственную группу, – вмешался майор Поддубенко. – Нам безумно нужны светлые головы. Ведь у вас голова работает, как Моссовет.

– Так плохо? – спросил Чебурашка.

– Вот видите, – засмеялся майор. Потом снова очень серьёзно спросил: – Вы согласны?

– Согласен! – сказал Чебурашка.

– Тогда – кругом! – приказал генерал.

Гена с Чебурашкой быстро развернулись. Но на этот раз никто не упал. Милицейские все трое дружно подпрыгнули и пролетели над Гениным хвостом. Это говорило о том, что в милиции соображают быстро и старых ошибок не делают.

– Ну что? – спросил Чебурашка у Гены, когда они вышли на улицу. – Будем примерять милицейскую форму?

– Будем, – радостно ответил Гена.

– Тебе хорошо, – сказал Чебурашка. – Тебе всё подойдёт: и сапоги, и фуражка… А мне? Интересно, а бывают милицейские панамки и тапочки?


Вот и сказке Крокодил Гена и грабители конец, читай снова наш Ларец . Оценка: 3 0
Возможно вас заинтерисуют: сказки про Теремки

Отзывы

Читать также Украинские сказки: Бедняк и смерть
Бородка
Ведьмы на Лысой горе
Видимо и Невидимо
Волк, собака и кот
Читать также Белорусские сказки: Алёнка
Андрей всех мудрей
Бабка-шептуха
Былинка и воробей
Вдовий сын
понравилась сказка?
0 3 Вверх